Новости

За курильщиков взялся антитабачный закон

04 декабря, 2013

С момента вступления в силу антитабачного закона прошло почти полгода. Что изменилось в борьбе с курением за это время? Соблюдают ли жители Приангарья нормы закона? На эти и другие вопросы ответили участники круглого стола, который прошел в пресс-центре газеты «Областная».
В нем приняли участие главный онколог СФО, главный врач Иркутского областного онкологического диспансера Виктория Дворниченко, заместитель председателя комиссии по Регламенту, депутатской этике, информационной политике и связям с общественными объединениями ЗС Иркутской области Алексей Козюра, начальник отдела социально-гигиенического мониторинга регионального Управления Роспотребнадзора Инга Жданова, психиатр-нарколог кабинета по отказу от курения Иркутского областного психоневрологического диспансера Алла Попельнюк, заведующая поликлиникой № 1 Юлия Башарина и начальник управления охраны общественного порядка ГУ МВД России по Иркутской области Василий Алексеев.

Новые нормы для курильщиков

ОГ:
– 1 июня 2013 года в стране вступил в силу антитабачный закон. Как он соблюдается в нашем регионе?

Виктория Дворниченко:
– Раньше в областном онкологическом диспансере была курилка для пациентов. Когда закон вступил в силу, курилку отремонтировали, побелили, теперь там киоск для газет. И такого массового курения, как было раньше, уже нет. Пациенты ходят курить в какие-то закоулки. Курящих среди персонала было немного, но они бросают или уже бросили вредную привычку. По крайней мере, нам удалось ликвидировать курение в лечебных учреждениях. А вот на улице я все равно часто вижу курящих, особенно женщин. Кто их должен останавливать? Даже если у меня есть время сказать: «Зачем ты куришь?», это воспринимается негативно.

Алла Попельнюк:
– У нас стало больше пациентов. На первом приеме они говорят, что их главная мотивация – здоровье. А когда начинаешь детально беседовать, оказывается, все дело в законе.

ОГ:
– Минздрав России утверждает новые устрашающие картинки для пачек сигарет. Будут ли они эффективными в профилактике курения?

Виктория Дворниченко:
– Я думаю, что те, кто курит 15 лет, не обращают внимания на эти картинки. Но напоминать о том, что у человека возможен рак полости рта, гортани, рак легкого, обязательно надо. Поэтому Минздрав все правильно делает. Даже если ты не можешь бросить курить сразу, будешь знать, что тебе грозит. Мы сейчас хотим сделать памятку для курильщика с большим количеством цветных картинок. Распространим листовки по поликлиникам, чтобы народ знал: надо обследоваться для своевременного диагностирования злокачественной опухоли той или иной патологии.

Нарушение без доказательства

ОГ:
– В России 15 ноября вступили в силу поправки в КоАП, которые ввели штрафы за курение в неположенных местах. В Приангарье уже кого-то подвергли санкциям?

Василий Алексеев:
– Мы провели рейды на каждой территории области. Но пока говорить о реальных результатах рано, поскольку работа в основном направлена на профилактику. Мы можем привлекать к ответственности, но сама форма доказательства в федеральном законе не прописана. Если речь идет об употреблении алкоголя в общественных местах, то необходимы два понятых и медицинское заключение. А какое нужно заключение, чтобы доказать факт курения?

Инга Жданова:
– А если использовать видеофиксацию?

Василий Алексеев:
– Ну мы же должны предупредить курящего. Как вы себе это представляете? Человек курит. Мы подходим и говорим: «Сейчас вас будем снимать на видео для того, чтобы составить протокол». Это и есть маленькая юридическая прореха. Во время рейдов на Центральном рынке в Иркутске мы как раз столкнулись с тем, что составить протокол очень сложно. Люди у нас грамотные, они понимают, что человек, стоящий в дыму, это не форма доказательства.

Юлия Башарина:
– Есть аппарат «Смокилайзер», который показывает, курил человек или нет. Это обыкновенная трубочка, которая определяет содержание углекислого газа в выдыхаемом воздухе.

Василий Алексеев:
– В законе нигде не прописано, что мы должны использовать этот аппарат. Но федеральный документ разрешает нам создать областной закон и прописать в нем запрещенные места и формы доказательства. Давайте начнем со злостных курильщиков. К этой категории отнесем тех, кто сегодня напрямую нарушает закон: курит на детских площадках, в учреждениях здравоохранения, подъездах многоэтажных домов, общежитиях, кинотеатров. Но тут тоже есть сложность. В законодательстве РФ никак не прописано понятие общественного места. В судебной практике оно определяется как территория, выделяемая для общественного пользования, а также место, открытое для свободного доступа неограниченного круга лиц. Сюда включены, в частности, и подъезды.

ОГ:
– Кстати, многие жалуются на курение в подъездах. Как здесь зафиксировать нарушение?

Василий Алексеев:
– Закон разрешает привлекать специалистов в сфере ЖКХ. Вы пишете заявление в управляющую компанию, где указываете, кто и в какое время курит в подъезде. Они обращаются к нам, и в течение 15 дней, в соответствии с нормами законодательства, мы возбуждаем административное делопроизводство, проводим проверку и привлекаем человека к ответственности.

Помощь курильщикам

ОГ:
– Борьба с курением велась в Приангарье еще до появления закона. Какие меры принимались?

Юлия Башарина:
– С 2009 года в Иркутске стали открываться центры здоровья. Сейчас действуют три взрослых, два детских и один областной. Созданы они именно для профилактики никотиновой и наркотической зависимости. Любой желающий может пройти диагностику, ориентированную на выявление патологий со стороны органов дыхания и кровообращения, связанных с употреблением никотина. На базе нескольких центров здоровья работают кабинеты по отказу от курения. Не скажу, что они пользуются популярностью, но люди, которые имеют четкое желание отказаться от курения, приходят туда.

ОГ:
– Сколько человек обратилось в кабинеты по отказу от курения за последние годы?

Юлия Башарина:
– За 2012 и неполный 2013 год в кабинеты обратились 360 человек. Достоверно известно, что отказались от вредной привычки 18 человек. Это те, кто прошел весь цикл и спустя полгода записался на повторный прием. Большая часть из них – это женщины молодого возраста с психологической никотиновой зависимостью. Услуга для пациента бесплатная, предоставляется по полису медицинского страхования.

Алла Попельнюк:
– В областном психоневрологическом диспансере работа с табачной зависимостью проводилась всегда, потому что в классификаторе болезней есть отдельно выделенный диагноз «Синдром зависимости от табака» легкой, средней и тяжелой степени тяжести. С 2010 года у нас тоже открылся кабинет по отказу от курения, сегодня в учреждении их два. Я не знаю, с чем это связано, но количество пациентов у нас увеличивается. С 2010 по 2012 годы обратились 548 человек. За девять месяцев 2013 года – 728 человек. Через месяц после лечения 54,1% пациентов отказываются от курения, через год – их количество сокращается до 34,2%. Некоторые, к сожалению, возвращаются к курению.

ОГ:
– Какими методами вы помогаете человеку бросить курить?

Юлия Баширина:
– Проводятся психологические беседы, в случае необходимости подключаем медикаментозное лечение. Любыми способами человек добивается желаемого результата при постоянном контроле врача. Те, кто не хочет расставаться с вредной привычкой, не придут в центр здоровья.

Вред табака

ОГ:
– Какой вред наносит организму курение?

Виктория Дворниченко:
– Прежде всего, это желтые зубы и изменение слизистой. Рак сам по себе молниеносно не образуется, ему нужно время, чтобы изменить слизистую любого органа, начиная от носа, полости рта, трахеи, гортани и легких. Организм многоклеточный. И если вы клетку изменили вредными веществами, считайте, что от нее ничего не осталось. И если на нее опять никотином воздействовать, получается хроническое заболевание. Это может быть бронхит, гингивиты полости рта, все, что угодно – названий предраковых состояний много. В конечном итоге возникает злокачественная опухоль. Кстати, с каждым годом становится все больше случаев заболеванием рака, причина которого – пассивное курение.

Инга Жданова:
– В одной сигарете содержится более 4 тыс. химических веществ, в том числе более 40 канцерогенов. Столько не содержится в выбросах ни одного промышленного предприятия нашей области. И 90% рака легкого связаны именно с употреблением табака. В Иркутской области только за прошлый год выявлено 1,2 тыс. случаев рака легкого, из них 930 среди мужчин и 265 среди женщин. В 2012 году от рака легких умерли 914 человек.

ОГ:
– Уменьшается или растет число курильщиков в области?

Инга Жданова:
– По данным Иркутскстата, в течение последних четырех лет медленно и планомерно происходит снижение количества реализованных табачных изделий. За прошлый год потребление табака среди населения в целом снизилось на 15%.

ОГ:
– Как все-таки сделать борьбу с курением более эффективной?

Инга Жданова:
– Вообще запретить оборот табачных изделий. Василий Алексеев:
– Нет, будет подпольное распространение.

Виктория Дворниченко:
– Я вижу проблему в культуре. Мы должны монотонно напоминать всем о вреде курения. Законодателям необходимо создавать нормативно-правовые акты, медикам – центры здоровья и кабинеты по отказу от курения. Должна крутиться «машина», и в конечном итоге через 5–20 лет у нас появится результат.

Алексей Козюра:
– Сколько курильщиков знают о том, что принят антитабачный закон? Нужно, чтобы все знали. Я пока шел на круглый стол, встретил ровно 73 человека, половина из которых курили. Наверняка они не понимают, что нарушают закон. У нас нет культуры исполнения закона.

Василий Алексеев:
– Система профилактики должна полностью объединиться. Одним рублем мы этот вопрос не решим. Большая часть привлеченных к ответственности будет неплатежеспособна. Нужно нацелить профилактические мероприятия на тех, кто еще не начал курить. Чтобы новых курильщиков не появилось.

Справка
Кабинеты по отказу от курения в Иркутске работают по адресам: ул. Сударева, 6 (Областной психоневрологический диспансер), ул. Фрунзе, 32 (Областной онкологический диспансер), ул. Байкальская, 120 (Центр здоровья клинической больницы № 1 Иркутска).